Published On: Ср, Жов 5th, 2016

Карл Стурен: “Сложно быть самым крупным работодателем и налогоплательщиком, и при этом оставаться в тени”

1475660925_1

Шведский патриот Украины, основатель компании “Чумак”, Почетный консул Швеции в Украине Карл Стурен в эксклюзивном интервью «ХЕРСОН Онлайн» рассказал о текущей ситуации на производстве «Чумак», о новых проектах в альтернативной энергетике, о перспективах украинской продукции на европейских рынках, а также о своем участии в политике.

О томатах, херсонских фермерах и о сюрпризе для любителей итальянской кухни

В этом году поставщики «Чумака» начали сбор урожая несколько позже, чем обычно. Это связано с погодными условиями, все помнят, что весна была довольно прохладной. Но по обьемам все хорошо. «Чумак» работает с двумя основными поставщиками, которые закрывают 80% нашей потребности в помидорах: это фермерские хозяйства «Юг» и «Диамант».

 

Для того, чтобы интенсивно и эффективно выращивать помидоры, приходится вкладывать немалые средства в современные технологии. Должен быть какой-то минимальный обьем средств для того, чтобы купить комбайны, другую технику. То есть, надо выращивать 150-200 га помидоров, чтобы закрыть производственные процессы, а это очень, очень много.

 

Раньше мы работали с несколькими мелкими поставщиками, но они предпочитали ручной труд и использовали менее интенсивные методы выращивания продукции. В итоге, сейчас остались два крупных основных поставщика, которые стабильно развивают свои производственные процессы. Система работы с ними отработана годами. Есть договоры, согласно которым мы весной помогаем сельхозпроизводителям рассадой, семенами и т.д. А осенью они нас кредитуют, пока собирают урожай, то есть, до конца года, грубо говоря. Этот механизм работает уже много лет.

 

«Чумак» сейчас готовит новый проект по перетертым помидорам. В Италии есть такой продукт пассата, это нечто среднее между томатным соком и томатной пастой. Там используются и шкурки помидоров, и семена. Представьте, что это не томатный сок, из которого убрали шкурки и семена, а просто натуральный дробленный помидор, чуть-чуть концентрированный. Он получается не такой жидкий, как сок. Этот продукт уже скоро появится на украинских рынках.

 

О европейских рынках и украинских продуктах

Все желающие уже убедились в том, что в Европе действительно другие стандарты, они отличаются от наших. Не могу сказать, что они лучше или хуже украинских, они просто другие. «Чумак» по этим стандартам имеет все возможности выйти на европейский рынок, поэтому сейчас ведется довольно активный переговорный процесс. Выходить с торговой маркой на Европу особого не имеет смысла, там уже есть свои торговые марки, которые уже давно созданы. Тем более, у нас название более украинское, не очень им понятное. Поэтому речь идет о работе с чьей-то торговой маркой или, скажем, с сетью, которая имеет собственную торговую марку.

 

Не секрет, что 50% обьемов Европы – это сети с собственными торговыми марками, и еще 50% – старые традиционные бренды. Мы ведем переговоры и с теми, и с теми сетями, по их брендам. Я считаю, что Украина имеет огромные перспективы для европейского рынка. Да, по стандартам многим пробиться будет тяжело. Но «Чумак» давно готовился к этим стандартам, многое из того, что работает в Европе, мы и так используем у себя на производстве. Есть отдельный ряд украинских стандартов, мы их придерживаемся, но ориентируемся уже много лет на европейские требования и внедряем все эти стандарты у себя.

 

Наша продукция там востребована, ассортимент там конкурентоспособен и по качеству, и по ценам. Безусловно, есть продукты, которые там нужны, а есть, которые не востребованы. Молочная группа, например, – обычно она региональная. Никто не будет везти молоко с Херсонской области в Берлин или еще куда-то. А есть продукты, которые транспортабельны, с более простой логистикой, там добавленная стоимость другая, поэтому их можно и нужно транспортировать.

 

Наши коллеги, к примеру, тот же Сергей Сипко из «Агрофьюжн», который также работает в Херсонской области, он сейчас поставляет с Херсонской области огромные обьемы томатной пасты, и довольно успешно. Мы же свою томатную пасту оставляем, потому что из нее делаем другие продукты. А Сипко и «Агрофьюжн» как раз хороший пример того, как можно зайти на европейские рынки.

 

 

Об инвестициях и недвижимости

У компании «Чумак» остался завод в Скадовске. А месторасположение этого завода намного ближе к курорту, чем к промышленному предприятию. Поэтому было принято решение, что там не надо заниматься производством. Есть идея на этой площадке обьект перепрофилировать под недвижимость.

 

Я бы не сказал, что собираюсь там заниматься конкретно туризмом, но это интересная площадка для туристической недвижимости. Поэтому я расцениваю это как вложение в недвижимость в гораздо большей степени, чем в туризм. Ведь владение имуществом – это одно, а управление туристическим бизнесом – совершенно другое. Поэтому я делаю акцент больше на недвижимость.

 

 

О политике, сотрудничестве с властями и дружбе с Наталией Яресько

Так получилось, что новый мэр Каховки Андрей Дяченко просто пришел ко мне и представился. Он долго добивался встречи со мной, и вот знакомство состоялось. Я давно для себя решил, что политикой не занимаюсь, тем более, что у меня даже нет права голосовать в Украине. Да, я тогда высказал свое личное мнение, что есть кандидат посильнее Дяченко. Он, наверно, обиделся.

 

Вы знаете, связывать мою фамилию с политическими процессами не совсем корректно. Очень сложно быть одним из самых крупных работодателей и плательщиком налогов, и при этом оставаться в тени. Это было бы странно. Да, у меня есть близкие друзья, которые интересуются этим и непосредственно участвуют в политике. Когда они приходят ко мне посоветоваться, я могу высказать свое мнение. Но говорить о моем прямом влиянии на политику было бы неправильно. Это все взрослые люди, многие из них старше меня, они самостоятельные, самодостаточные личности. Имеют ли они право советоваться со своим другом? Имею ли я право высказать им свое мнение? Наверно, да. В конце концов, я 20 лет жил в Швеции, а 22 – в Украине. То есть, я большую часть своей жизни прожил здесь. Так что разговоры о политике некорректные.

 

Когда моя подруга Наталия Яресько стала Министром финансов, то все сразу начали гудеть о том, что как это так, иностранка стала министром. Я был у нее дома в Чикаго, знаком с ее мамой, знаю, в какую украинскую церковь они там ходят. Все поколения этого человека, которые я знаю, – они все украинцы. Родители эмигрировали, да, она родилась в Америке. Но дома она с ними разговаривает на украинском. Те, кто говорит, что она иностранка, не понимают, что она в гораздо большей степени украинка, чем многие другие. У нас в этом плане вообще в стране отношение непонятное. Все, кто приезжает со стран бывшего СССР и живет некоторое время в Украине, считаются украинцами. Скажем, человек, приехавший из Беларуси или Казахстана и проживший в Украине лет 10-15, уже становится украинцем. А тот, кто родился в Америке и живет в Украине, почему-то остается иностранцем.

 

Об альтернативной энергетике, России и о возможностях Украины

Я уже говорил о том, что «Чумаком» занимаюсь только малую часть своего времени. Там есть генеральный директор, есть очень хорошая команда. Так что сейчас большую часть времени я занимаюсь развитием ветроэнергетики, альтернативной энергетики.

 

У нас сегодня очень четко прописан закон касательно альтернативной энергетики. Это не та отрасль, которой нужно лоббирование. «Зеленый коридор» и прочие законодательные нормы предусматривают нормальное здоровое развитие отрасли, не думаю, что там нужно какое-то влияние. Сейчас мы в основном занимаемся ветроэнергетикой, рассматриваем также биомассы. Уверен, что биомасса для Украины очень интересная тема, ведь это страна, где 35 млн. га вспаханной земли. Если Украина будет сжигать одну треть всей соломы, которая в поле, то можно будет заменить в качестве энергоносителя 20 млрд. кубов газа. А эта цифра – это фактически весь импорт из России.

 

Люди спорят, говорят, зеленая энергетика дорогая. В гривнах нет смысла считать, но если вспомнить 2012 год, когда электроэнергия для второго класса предприятий стоила 1,1 грн. (тогда примерно 11 евроцентов), то сейчас у нас тариф для зеленой энергетики составляет 10,4 евроцентов.

 

Когда произойдет коррекция цен в Украине, то в принципе зеленая энергетика может быть на 20-25% дороже, чем традиционная, с учетом транспортировки. Но это уже не такая большая разница, согласитесь.

 

Сейчас традиционная энергетика накапливает доллары в Нацбанке, потом они отправляются российскому Газпрому. То есть, мы платим деньги одному из основных предприятий страны-агрессора. Если можно платить 20% премии своим украинским энергетикам, которые зеленые, дают рабочие места, платят НДС, налог на прибыль и все остальные налоги, то это безусловно имеет смысл.

 

Если это угольная промышленность, то в Украине она очень сложная. В соседней Польше, к примеру, в открытом карьере сидит человек, он под кондиционером, с включенным радио просто управляет техникой. А таким методом, которым добывается уголь на Донбассе, так даже в Африке не делают. Спускать мужиков на 800 м под землю и при температуре выше 50 градусов голыми руками добывать уголь – это не перспективно. В последний год правления Януковича эта отрасль получила 4 млрд. долларов дотации для своего существования. Потратить такую сумму денег для того, чтобы мужики спускались под землю и занимались рабским трудом? Это в корне неправильно.

 

Постройте на эту сумму предприятия, дайте финансирование, создайте рабочие места… Я понимаю, что в том регионе людей надо было как-то трудоустраивать, сейчас там гораздо более серьезная ситуация. Но лучше тратить эти деньги на новые перспективные рабочие места, чем на это. Мы обязательно вернем Донбасс, но в том виде, в каком там существует угольная промышленность, она не перспективна и ее не будет.

 

Если взять эту же сумму в 4 млрд. долларов и посчитать, во сколько обошлась бы электроэнергия с учетом дотации, то я не думаю, что эта энергия, выработанная на угле, окажется дешевле, чем альтернативная. Государство же предпочитало просто списать дотацию и закрыть на это глаза. Но это не совсем честно.

 

В мире есть определенное количество газа и нефти. Рано или поздно они закончатся. У меня есть четкое убеждение: использовать газ для выработки отопления – это преступление. В мире есть очень много процессов, которые без газа невозможны. Я имею в виду газ как химическую составляющую. Это весь химпром, это производство удобрений и еще много других процессов, которые без газа невозможны. Сжигание нефти – точно так же. У нас очень много чего делается из пластмассы. Без нефти их производство невозможно. Есть еще много других процессов, где она используется. Мы не должны использовать нефть ни как энергоноситель, никак отопление, исключительно в качестве химической составляющей.

 

Все остальное решаемо через альтернативную энергетику. В Украине очень хороший баланс, можно сделать 50% атомной и 50% альтернативной энергетики. Это и биомасса, и гидроэнергетика, и ветровая, и солнечная. Солнце я считаю чуть менее перспективным источником, потому что у нас страна относительно северная, но ведь не каждая страна должна быть конкурентоспособна в конкретном виде альтернативной энергетики. В той же Швеции солнечная энергетика не особо развита, потому что там солнца немного. Так же и Египет или Кипр не могут развивать гидроэнергетику. Там не так много осадков. Но мы можем выбрать те виды, которые могут конкурировать на долгосрочной основе. В моем понимании, для Украины это биомасса, потому что у нас развито сельское хозяйство, у нас 35 млн. га вспаханной земли, у нас огромные лесные массивы, к примеру, в западной части. Чуть менее перспективен биогаз, это животноводство и все, что с ним связано. В Западной Украине также очень перспективна гидроэнергетика. И, конечно, ветер. У нас территория довольно плоская, и это несложно реализовать.

 

Херсонскую область очень легко обеспечить солнечной и ветровой энергетикой. Люди спрашивают, что для этого нужно, как это сделать. Я говорю: если ты в законном бизнесе, то будет как и в любом бизнесе в любом государстве. Да, сейчас в нашем государстве очень тяжело. Идет война. Агрессор не сдается. Ситуация сложная. Поэтому и в бизнесе ситуация непростая. Если, конечно, вы не выпускаете патроны.

 

О кредитовании бизнеса

Самая большая проблема украинского бизнеса сегодня – это отсутствие финансирования со стороны банков. Западные банки боятся. Да, европейские политики декларируют поддержку Украине, обещают помощь, рисуют перспективы. Но это политика, а банки – частные. Они пока опасаются к нам заходить, стоят в стороне и наблюдают. Это тот же Раффайзен, ЮниКредит, немецкие банки, – они все ждут.

 

У российских банков своя политика – как можно скорее уходить. Я говорю о Сбербанке, о ВТБ, Внешэкономбанке. Альфабанк – один из немногих, которые смотрят на Украину через призму развития. Это связано с тем, что они планируют купить ЮниКредит, а это большой и крупный банк, и там стратегия направлена на развитие. Но другие государственные банки России выбирают стратегию или стоять, или уходить.

 

Украинским банкам для кредитования пока, к сожалению, не хватает денег. Это своего рода парадокс. Перспективное здание в центре Киева оценивают в 10 млн. долларов. Его цена падает, хорошо, давайте сделаем 2 млн. долларов. Если ты хочешь взять под него кредит в половину стоимости, то есть, миллион долларов, ты его не получишь. Сегодня банки под недвижимость даже в центре Киева не дадут денег, финансирование стоит, и это огромная проблема. Здесь Президент и Премьер-министр правы, Европе стоит уже не только политикой и грантами помогать нам, а реально стимулировать свои банки, чтобы они зашли к нам и развивали нашу экономику.

 

О спонсорстве и «Черноморских играх»

Меня сейчас многие спрашивают, какова судьба «Таврийских игр». Их возрождение – это очень сложно, потому что это был очень качественный фестиваль. Мой близкий друг Николай Баграев – он перфекционист, и он делал все выше мирового уровня. Но лучше мирового уровня получается дорого. Для нас там слишком большие деньги, честно говоря.

 

А вот касаемо «Черноморских игр», я Баграеву сказал, что если он решится, то мы однозначно участвуем. Надеемся, что он примет такое решение, и, возможно, даже в следующем году мы проведем «Черноморские игры». Пока их не было, многое изменилось, «Чумак» сейчас выпускает очень много продукции, ориентированной на детского потребителям. Поэтому наше спонсорство будет вполне логично.

 

 

О перспективах и работе с «Грин Тим»

Я и Йохан Баден (сооснователь “Чумака”) стали партнерами проекта «Грин Тим» на этапе строительства и запуска предприятия, этот процесс длился чуть более двух лет. Сегодня предприятие работает и довольно перспективно. С условием того, что российский рынок закрылся, а на европейский пока сложно пробиться, есть некоторые в этом вопросы. Но нас с Йоханом там уже нет. Я ушел в ветроэнергетику полностью, а Йохан занимается своим новым проектом.

 

О сотрудничестве с Европой

Договор об ассоциации с ЕС – это политический документ. Он мало отражается на экономике, это документ о политическом взаимопонимании. А вот договор о свободной торговле нам реально открыл европейские рынки.

 

Да, европейский рынок открылся тогда, когда Украина стала конкурентоспособна (у нас производить очень дешево, это не секрет), но для старта выхода на рынок нужна прочность предприятия, а наш бизнес сейчас не в той ситуации.

 

Это, в первую очередь, стабилизация гривны: 25 гривен для экономики страны это очень сложно, и в таких условиях нужно обеспечить прочность, найти куда инвестировать, купить оборудование, найти оборотные средства. Европейский потребитель не будет давать предоплату, он хочет платить за уже доставленный товар. Бесспорно, перспектива большая, но ситуативно это сложно, нужно просто пережить этот период. Я считаю, что уже в этом году мы почувствуем стабилизацию экономики.

 

2014-15 годы для любого бизнеса были просто ужасные. Наши поставщики импортного сырьевого материала, упаковки, работают с твердой валютой. А клиенты – в гривне. И как это все пересчитывать? На входе доллар и евро, а на выходе гривны. Как когда-то давно с купонами, сидишь и пересчитываешь постоянно. Это очень сложно. Но я думаю что в этом году уже есть свет в тоннеле, экономика немножко оздоровится. Сейчас украинский Премьер-министр правильный и перспективный, и другие новые политики тоже. Он хозяйственный, позитивно относится к альтернативной энергетике.

 

О Херсонщине

Херсонская область имеет огромные перспективы. У нас есть вода, которая проходит через всю область. Ее хватит для орошения миллиона гектар, может, даже полтора миллиона. А мы используем максимум 15% потенциала. Если использовать всю мощность, то экономическая перспектива области огромная.

 

Самым орошаемым местом в мире Калифорния, там проживает 37 млн человек, а орошается 5-7 млн га. Получается, на душу населения 0,2 га. А Херсонская область, если будет орошать даже миллион га, то у нас получится 1 га на душу населения. Это в пять раз больше, чем в Калифорнии. А в Калифорнии, на минуточку, экономика в пять раз больше, чем в Российской Федерации.

 

Если у нас будет полноценное развитие орошения и всего, что с ним связано, а это дороги, элеваторы, порты, производители техники и орошения, и все вокруг этого, это бешеная перспектива и область может быть очень достойна.

 

Туризм, с учетом ситуации в Крыму, тоже нам дал достаточно перспектив. Да, не на том уровне, как сейчас, но перспективно для развития. Если параллельно развивать сельское хозяйство и туризм, то мы будем лучшей областью в стране.

Источник: http://khersonline.net/novosti/ekonomika/68604-karl-sturen-slozhno-byt-samym-krupnym-rabotodatelem-i-nalogoplatelschikom-i-pri-etom-ostavatsya-v-teni.html

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Optionally add an image (JPEG only)