Published On: Пн, Лис 14th, 2016

Прокурорша и её гавань: хроники будущего

rg3rj4ea8bw

Сулейман Шевченко, специально для “Зона  Крим”. Перепечатка – только с гиперссылкой http://www.zonecrimea.com/

Депутат Госдумы от Крыма Наталья Поклонская со вздохом откусила вражескую шоколадку “Рошен” и горько скривила рот, отчего он ненадолго стал ровным. Усмешка получилась несколько горбатенькой, как и всё в её незадачливой жизни. Блестящая карьера бывшей киевской прокурорши, которая переехала в город совковой мечты, приобретала блеск катастрофы. Даже вид ночной Москвы из окна отеля уже навевал мысли исключительно о необходимости пластической операции и заочном образовании. Вспомнился депутату искусственно раздутый шум вокруг известной кутузовской цитаты “Унылая дыра! Очей очарованье…” И глупые обиды сатанистов-большевиков из столичной секты “Мавзолей” на вполне понятную любовь бывшего прокурора к святому Николаю Второму Кровавому. Что ж, люди не соображают ничего в поэзии и христианском гуманизме, вот оно и происходит такое. Корчи корчат корченят, как говаривал Рокоссовский в переписке с Тютчевым.

Вот взять постоянное высмеивание столичными тварями гардероба провинциальной депутатки. Ну и что, что он состоит из китайских подделок лучших мировых брендов, прихваченных из комнаты вещественных доказательств симферопольской прокуратуры. После успеха “русской весны”, казалось, национализированного имущества со складов хунтовских гипермаркетов хватит надолго – всем ветеранам освободительного движения Крыма. Но благодаря героям братского российского ополчения, которое оказалось всё-таки родной советской армией, отжатые у Украины трофеи стоимостью в сколько-то там миллиардов закончились молниесно. Оно и понятно, велика Россия и красть чужое есть куда и есть кому. На том и стоит земля русская, в своё время тоже у кого-то украденная. Пришлось местным правоохранителям пополнять запасы контртеррористическими налётами ФСБ на укропские шпионские гнёзда и татарские сакли террористов. Правда, выяснилось, что Украина настолько плохо заботилась о своих гражданах, в частности, диверсантах, что и взять (или, как шутили оперативники, спиздить) во время обысков было толком нечего. Пара детских планшетов и страйкбольные автоматы не в счёт. Тем более, что автоматы пришлось отдать шакалам из журналистского спецназа для подготовки документальных телеблокбастеров о предотвращённых эфэсбешными героями антирусских заговорах и вторжениях сине-жёлтых марсиан с планеты Пандора. Неглубокие дураки из трезвой интеллигенции считали телесюжеты дешёвой кремлёвской пропагандой, но данные разведки военно-космических войск России свидетельствовали об обратном – и не пропагандой, и точно вообще не дешёвой. По крайней мере, радиоперехваты из зоны так называемой АТО, а на самом деле гражданской войны между хохлами-предателями и патриотами-горняками,  постоянно фиксировали тревогу укропов по поводу каких-то “аватаров”. Последние, по заключениям аналитиков Главного разведывательного управления, основанным на сообщениях от законспирированных источников в г. Голливуд, штат Калифорния, были известны своим синим цветом, крутым нравом и ненавистью к каноническому православию. Совершенно понятно, что речь шла ни больше ни меньше как о подготовке в составе ВСУ корпуса инопланетных наёмников для подлого удара по России. Но космическое коварство салоедов и их мусульманских приспешников – фашиствующих крымских татар, было как всегда вовремя и успешно раскрыто Путиным. Во все эти геополитические дебри простоватая прокурор не влезала, дабы не воспрепятствовать реализации имеющего место быть стратегического планирования во вверенным чаяниям…. ну вот, уже запуталась. Её дело было достойно представить субъект федерации в объекте профанации. Тьфу, предмете дивергенции. В общем, в чём-то нужном людям и россиянам.

Однако, просьба Поклонской к партнёрам по групповому пришвартовыванию полуострова в родную гавань подбросить чё-нибудь для достойного представительства в столице, неожиданно напоролась на аксёновское хамство. Диалог был примерно таким.

Аксёнов с ухмылкой на бандитской роже, которая читалась даже по телефону, брякнул:

– С предателями не разговариваю.

Поклонская, слегка опешив от такого вопиющего амикошонства и языкового ригоризма, с негодованием взвизгнула:

– Извини, Серёжа, а ты не охуел? Это мне ты будешь про предателей? Тебе ничего не напомнить?

Аксёнов поменял тон на джентльменский: – Ладно, Натаха, не заёбуй, я и так из жопы не вылезаю. У нас тут такие успехи, что я уже сам не знаю куда съебаться. – Он слегка замялся и жалобно заканючил. – Слушай, я ж тебя когда-то вытянул, может и ты…

– Хорош пиздеть. Денег дашь? – отрезала депутат и буквально кожей предчувствовала ответ.

– Денег нет, но вы держитесь там. Хорошего…, – издевательски завёл бывший соратник. Трубку пришло кинуть.

Так пошла чёрная полоса, после которой все проблемы первоначальной московской адаптации затерялись между далёкими воспоминаниями о кулаках первого мужа и ужасах обучения в средней школе.

Жизнь в столице Московии как-то перестала ладиться. Виновата была, понятно, Америка. Сука Трамп оказался таким же пиндосом, как все пиндосы. Он быстро понял, что Москва его поддерживала не потому, что он рыжий, а потому что Кремлю нужен бардак в Америке. И когда эта “сволочь похлеще Обамы, тот хоть негр был” начала по всей Украине строить американские военные базы, стало ясно, что каши с ним не сваришь. Ну не хотел циничный “Миссмира” варить кашу с Путиным, хотя спрашивается чего. Хитрые малороссы спрятались под уютное внешнее управление и начали наглеть. А тут уж и кризис в России подоспел. Все инсинуации про какого-то Свифта (опять долбанная школьная программа!) и исчерпание резервного фонда сначала пугали, конечно, только наивных либерастов. Но помалу всё действительно закошмарилось.

Первыми испортились дороги. Ямочный ремонт, неремонтируемые светофоры, плюс куда-то пропали эвакуаторы и паркоматы. Говорили, что их умыкнули на металлолом голодные чурки, стаи которых вследствие остановившихся строек, где они ранее работали, с наступлением сумерек вылезали на промысел. Быть такого, вроде бы, не могло, но однажды с жены министра внутренних дел прямо на парковке сняли рысью шубу двое кавказского вида таджиков вьетнамского происхождения. Пришлось вводить комендантский час и расстрелы мародёров на улицах. Эта в целом эффективная мера, проверенная временем и радостно поддержанная ветеранами, почему-то напугала иностранцев, бизнесменов и детей фсб-шной элиты. Те стали массово уезжать, улетать, убегать, улепётывать и просто уё…вать в сторону интенсивного гниения Запада.

Потом начался обвал в сфере обслуживания. В элитных спа-салонах из всего спектра услуг остался только эротический массаж на скрипучих кроватях  для гостей с Юга, из-за чего пришлось часть помещений отдать под склады секонд-хенда и магазины оптовой торговли. В модных ночных клубах исчез качественный эйсид, заменённый тупым узбекским караханом. С музыкальным репертуаром было ещё хуже: из небытия вернулись Верка Сердючка, Михаил Шуфутинский и некто Глызин. Массовые протесты московского студенчества, которое привыкло танцевать под дудку империализма и отказывалось выплясывать под советские хиты прошлого тысячелетия, воплотились в законопроект омбудсмена “О недопустимости использования мумий и костылей на сцене”. Однако мощное, хоть и немощное, парламентское лобби во главе с Кобзоном отвергло его как дискриминационный и посягающий на скрепы, костыли, то есть устои, без которых всё завалится на бок. Ознаменовал победу опыта над жизнью концерт в Кремле “Буду вечно молодым” с участием звёзд эстрады, про которых все думали, что они давно умерли. Первые четыре ряда составили врачи реанимационных бригад, спасавшие тут же этих звёзд дефибрилляторами и другими прогрессивными методами. Например, Льва Лещенко откачали записями Боба Дилана, от которых у любимца Андропова, Брежнева и, кажется, Троцкого началось усиленное слюноотделение и спорадические выкрики “Дай миллион”.

Увенчали всё это начинающееся безобразие перебои с продовольствием и товарами первой необходимости. Импортозамещение туалетной бумаги на резанные газеты, а “тампаксов” на узбекские хлопковые коробочки население пережило ещё стоически. Так же почти незаметно проскочило исчезновение западного алкоголя. Его компенсировали мощная парфюмерная промышленность России и запасы бытовой химии. Но уже предложение правительства есть вместо свинины капусту и питательную голубятину почему-то подняло волну раздражения, которая по мере пропадания новых товаров всё больше напоминала бунт. На древних стенах Кремля возникли странные возмутительные надписи “Нет гномам-каннибалам”, “Долой козлов и медведев” и партитура композиции “Путин хуйло”. Прозорливое ФСБ мгновенно напало на украинский след, раскрыло пару террористических групп и привычно расстреляло две сотни кавказцев. Конституционный порядок был восстановлен, обычный – пропал навсегда.

И вот теперь урождённая Дубровская сидела на продавленном диване и подавленно пересчитывала все за и против. Из “за” в активе была только московская регистрация и вид из окна на Красную площадь. Правда, из головы не выходила рассказанная каким-то мерзавцем история, что площадь назвали Красной из-за регулярного отрубления на ней голов разнообразным врагам государства российского. Российские историки это со смехом опровергали, но при этом напряжённо куда-то оглядывались. Из “против” было. Раз. Дружелюбное, но всё равно обидное “тупая хохлушка” (какая ж я хохлушка, вот слушайте “г”, “г”). Два. Возмутительный сексизм в стенах Госдумы в виде регулярных недвусмысленных приглашений в русскую баню со стороны сразу двух лидеров парламентских фракций с предложением исправить прикус. Три. Надвигающийся всеобъемлющий кризис, который москвичи для удобства озорно называли “пиздец”.

Ехать в Крым, в котором уже второй месяц проводились разминирование, утилизация брошенного русскими вояками разнообразного военного металлолома и обустройство базы шестого американского флота в Ахтиаре, не хотелось. Просто, чтобы не расстраиваться. И заодно не расстраивать крымчан, которые по-разному могут выразить эмоции от радости встречи с бывшим прокурором Крыма. Тем более, что в Киеве, говорят, её до сих пор из прокуратуры не уволили и даже всё это время начисляли зарплату. Ну так у них, американских марионеток, принято. Да и в любом случае, лучше тюрьма на родине, чем кладбище на чужбине.

Поклонская тяжело вздохнула, открыла наугад сборник украинской поэзии и стала мучительно всматриваться в снова родные ї и ґ. Старательно и сочно выговаривая “ч”  она нараспев продекламировала:

– Но зла Юнона, суча дочка, розкудкудакалась, як квочка, Енея не любила — страх. –  Книжка захлопнулась и полетела на пол.

–  Вот же гадость. Но ничего не поделать – классика. Хотя неплохо местами всё-таки этот Хмельницкий пишет. Вроде, вместе с Бандерой. Надо бы “Кобзарь” дочитать. Ладно, в камере время будет, – подумала прокурор и пошла гладить вышиванку.

Ожесточённо били куранты.

 

 

 

 

 

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Optionally add an image (JPEG only)