Published On: Сб, Жов 8th, 2016

С ОТРАДОЙ, МНОГИМ НЕЗНАКОМОЙ

censor_resonance_small

На этой неделе президент России Владимир Путин с отрадой, многим незнакомой, смотрел на полное гумно так долго, что гумно посмотрело на него. Заржали лошади Пржевальского, поперхнулся угличским угуртом премьер-министр Дмитрий Медведев, новейший локатор с красноречивым названием “Воронеж” перехватил первую ракету, выпущенную со стороны США.

***

С американским “першингом” разделались быстро. Во-первых, известие о попытке точечного ядерного удара вашингтонских ястребов по мирно спящему Кремлю в ответ на плутониевый ультиматум нисколько не напугало смелых русских людей, за последнее время привыкших гонять по району в ватно-марлевых повязках в поисках свободного бомбоубежища под задушевный вой сирен гражданской обороны: как говорится, тяжело на учениях – легко в бою, Клинтон дура – Трамп молодец, сам погибай – с товарища противогаз снимай. Во-вторых, очень скоро выяснилось, что баллистическую ракету с американской стороны, которую на днях в головокружительном прыжке перехватила новейшая РЛС “Воронеж-ДМ” (в народе, к слову, бытует устойчивое мнение, что ДМ – это Дмитрий Медведев, а никакой не Депеш Мод), на самом деле запустила не Америка, а Россия. Цель была не только выявить национал-предателей, которые вместо того, чтобы отстреливаться из респираторов, завернутся в простыни и поползут занимать свободные места в кремлевской стене, но и проверить, засечет ли ракету “Дмитрий Медведев”.

В общем, все кончилось хорошо, однако тот факт, что Россия просто стрельнула сама по себе, никого не успокоил: мало кто сегодня сомневается, что именно с этого, вдруг чего, все и начнется.

Даже сам Дмитрий Медведев – обладатель эксклюзивного противогаза в форме покемона Пикачу, сшитого на заказ не забавы ради, а потому что стандартный на него не налезает, – и тот после случившегося третий день, по слухам, из уборной не выходит. А случилось у него вот что. На этой неделе Дмитрий посетил аграрную выставку “Золотая осень – 2016” и попробовал там мордовский сыр и угличский угурт. Был бы угурт сделан в Йогличе, он был бы, конечно, йогурт, а так угурт. Соответственно, мордовский сыр тоже оказался, строго говоря, не сыр, а скорее мыр, так что, когда премьеру предложили попробовать еще и “разработанный специально для жителей столицы” морт торт “Москва”, он лишь промолчал, потому что в это время стремительно бежал в направлении туалета, и вид у него был несколько зажатый.

Мама в детстве почти наверняка говорила Медведеву, что не стоит тащить в рот все что дают, особенно угурт, не говоря уже о прочих товарах русского народного импортозамещения; более того, уже и сам Владимир Владимирович Путин своим ультиматумом “Плутоний в обмен на продовольствие” недвусмысленно дал всем понять, что импортозамещение в России ушло в те же края, что и Новороссия, и хватит уже, блин, это пробовать, но вечная тяга Дмитрия к неизведанному и опасному вновь сыграла с ним дурную шутку, а теперь получилось, что бумага в туалете у нас тоже по импортозамещению, вы держитесь здесь, всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья.

Между тем, сам Владимир Владимирович Путин после оглашения ультиматума, наоборот, несколько утратил аппетит и решил на всякий случай покинуть столицу и затеряться в оренбургских степях, где к этому времени как раз удачно проголодались лошади Пржевальского. Как известно, единственным бесспорным успехом Путина в данной отрасли импортозамещения стал министр иностранных дел Сергей Лавров, хоть и зря его, конечно, научили курить; что же касается съеденных русскими людьми в годы Великой Победы лошадей Пржевальского, то их по нынешним временам пришлось завозить аж из Франции. Может быть, именно поэтому были они весьма пугливы и наотрез отказывались есть овес из амфоры или хотя бы нового ведра. Путин собрался было временно одолжить ведро Лаврова, но старик неожиданно заартачился, так что пришлось пользоваться грязной старой посудой, прилагавшейся к заповедным лошадям на месте.

Владимир Владимирович, по его признанию, “просто насыпал овес”, но сколько же грации было в его движениях, сколько стремления к многополярному миру и инклюзивному диалогу! “Просто удивительно!” – воскликнула директор заповедника Рафаиля. “Владимир Владимирович открыл им путь к свободе!” – всхлипнула куратор проекта Татьяна. “Это очень красивые животные, очень большая разница с домашними лошадьми”, – не ударил в грязное ведро лицом Путин.

В это время где-то в Москве ревниво заплакал Сергей Лавров. Что и говорить, международное положение России после многочисленных побед в Сирии и плутониевого унижения Америки стало вовсе уж непростым. Однако Путина оно отчего-то завораживает. Как говорится в любимом лермонтовском стихотворении Владимира Владимировича “Родина”, “с отрадой, многим незнакомой, я вижу полное гумно”. Можно было бы даже сказать, полнейшее, но и так хорошо: гениальный поэт словно предвидел ситуацию, в которой окажется современная Россия, пусть даже ума для этого, строго говоря, много было не надо.

Строчка про гумно неизменно радует русских школьников уже многие годы. Учителя терпеливо объясняют, что гумно – это на самом деле такая загородка для жатых в поле колосьев, так что чем оно полнее, тем лучше, но Путин,  декламируя на этой неделе любимое стихотворение любимого поэта на встрече с учителями в Кремле, решил до гумна все-таки не доводить, ограничившись беспроигрышным началом про странную любовь, иначе, чего доброго, по своему обыкновению, сам бы первый и пошутил. А вообще, про странную любовь у Лермонтова много чего есть, потому у Владимира Владимировича и лежит всегда на прикроватной тумбочке початый томик великого поэта. Ходят слухи, что в этом томике содержится еще более любимое стихотворение Путина, называется “Ребенку”: “Прекрасное дитя, я на тебя смотрю… О, если б знало ты, как я тебя люблю! А ты, ты любишь ли меня? Не скучны ли тебе мои непрошеные ласки?” Можно подумать, что у него кто-то спрашивает.

Но это, конечно, для своих. Для остальных Лермонтов писал другие любимые стихотворения Путина. На той же встрече с учителями Владимир Владимирович, например, цитировал стих про Рамзана Кадырова “Прощай, немытая Россия”, делая особый упор на строчки “Быть может, за стеной Кавказа Укроюсь от твоих пашей”. “Он офицер, он воевал, он готов жизнь отдать за интересы страны!” – убеждал Путин, кажется, сам себя; что в это время думал об интересах страны сам Рамзан, осталось неясным, но, так или иначе, сама идея отдать чью-нибудь жизнь за свои интересы не покидает Владимира Владимировича уже давно. Еще в 2012 году Путин на большом предвыборном митинге вовсю скандировал: “Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали! И умереть мы обещали, и клятву верности сдержали!”

Ну, конечно, не то чтобы Владимир Владимирович всерьез намеревался сдерживать эту глупую клятву, да еще и под Москвой, – русский человек всегда собирается бить врага малой кровью и исключительно на чужой территории (потом, правда, получается все наоборот – большой и на своей, причем, уже и непонятно, кто кого на самом деле бьет, но зачем заранее людям настроение портить). Готовых умереть, как братья умирали, – а пока братья не умрут, русский человек ни за что не успокоится, – здесь и без Путина всегда хватало, по крайней мере, на словах, а уж пограбить этих самых братьев – так и вовсе только свистни. Сегодня задорные призывы Владимира Владимировича к коллективному самоубийству особенно актуальны. Встав с колен, Россия с отрадой, многим незнакомой, внезапно обнаружила себя в полном гумне. Так что осталось только резко сесть на задницу, чтобы весь мир брызгами накрыло.Источник:http://censor.net.ua/r409440

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Optionally add an image (JPEG only)