Published On: Пт, Жов 14th, 2016

Як Московія прочухана від українців та кримських татар отримала

aaЗ Покровою Пресвятої Богородиці, шановне товариство! З Днем захисника України! Цього дня “Зона Крим” вітає кожного мешканця Криму, котрий всупереч марним зусиллям імперської еРеФії зберіг в душі часточку України та допомагає вигнати московського окупанта туди, де йому належить бути – в Сиктивкар, Біробіджан та інші “сонячні” місцини “нєабятной родіни”. 

Покрова завжди була берегинею українського воїнства. Тому відзначення Дня захисника України саме цього дня має не лише міцну історичну основу, але й є торжеством справедливості. Бо совєцьке “23 февраля”, яке  облудні пропагандисти кілька десятиліть втовкмачували в голови, має з Україною стільки ж спільного, скільки Пуйло зі здоровим глуздом. Тобто нічого.

Для тих, хто і досі сумнівається, що московські зайди вміють вмирати геройською смертю лише на сторінках дешевих патріотичних романів, нагадуємо сьогодні про славну сторінку спільних перемог українців та кримських татар над окупантами. Мова про Конотопську битву 1659 року. Згадок про неї не знайти ані в радянських, ані в нинішніх російських підручниках з історії. І не лише тому, що вона належить до найганебніших і наймасштабніших поразок російської зброї. Конотопська битва розвінчує чимало великодержавних міфів, особливо про «споконвічне прагнення українців і татар до союзу з Росією».

Триумф и падение.
Конотопская битва 1659 года

Сторонники концепции «мы один народ» и «нам нечего делить» пролили немало чернил, пытаясь убедить нас, что современный российско-украинский конфликт является недоразумением. Мол, это «Америка пытается поссорить братские народы», а обычные люди далеки от политики. Одним из аргументов этой кампании является тезис, что, мол, русские с украинцами 350 лет жили вместе и не ссорились, а плечом к плечу отбивали нападения злобных иностранцев. На самом же деле это все чушь, и украинцы воевали с русскими не намного реже, чем с остальными своими соседями, и якобы «общий дом» этому не мешал. О ярчайшем эпизоде одной из таких войн – сражении под Конотопом 8 июля (28 июня по старому стилю) 1659 года – мы вспомним сегодня.

Это неправда, что во времена Богдана Хмельницкого в российско-украинских отношениях была тишь да гладь да Божья благодать. Трения старшины и бояр прямо перед Переяславской радой чуть не погубили намечавшийся союз двух государств. Киевское духовенство ни во что не ставило московское. Казаки не раз и не два сцеплялись саблями со стрельцами на Львовщине и в Беларуси. Короче говоря, почва для очередной русско-украинской войны была подготовлена.

После смерти Хмельницкого в 1657 году гетманом Украины стал Иван Выговский, человек выдающегося ума и тонкого политического таланта. Используя разочарования казаков от долгой бесплодной войны с поляками и недовольство московскими порядками, он сумел развернуть руль внешней политики на 180 градусов. Части казаков это не понравилось, и весной 1658 года на Левобережье случился пророссийский бунт, подавленный Выговским. Укрепив свое положение, гетман продолжил движение новым курсом и осенью смог заключить с Польшей и Литвой Гадячскую унию. По соглашению Украина становилась третьим полноправным субъектом федеративной Речи Посполитой, и сохраняла все социальные и национальные свободы, завоеванные еще Хмельницким. Очевидно, что Москва стерпеть этого не могла.

Еще до заключения унии войска брата гетмана – Данилы Выговского – осадили российский гарнизон в Киеве, но выбить его из города его не смогли. Осенью белгородский воевода Григорий Ромодановский совершил ряд атак на Украину, причем к нему присоединились оппозиционные гетману казаки. Были сожжены несколько городов. Не имея возможности в тот момент начать войну, Выговский запросил мира, и получил его. Но под конец года, приняв помощь из Польши и Крыма, гетман сам ударил на российские отряды. Параллельно разворачивались боевые действия в Беларуси – царские воеводы осаждали города, защищаемые казаками. Крымская конница совершала рейды по российскому пограничью. В общем, большой войны было не избежать.

В конце марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинул войско против гетмана Выговского. Месяц продолжались бесплодные переговоры на границе, после чего российская армия вошла в Гетманщину. Путь ей преграждала небольшая крепость Конотоп, защищаемая, однако, фанатичным полковником Григорием Гуляницким.

30 апреля Трубецкой осадил Конотоп и стал ожидать подкреплений. Через девять дней россияне пошли на приступ, но несмотря на подавляющий перевес в живой силе и артиллерии, город не взяли. Не желая более рисковать, Трубецкой перешел к осаде и параллельно рассылал отряды для сожжения соседних городков.

К началу июня продовольствие в Конотопе закончилось, и боевой дух защитников упал. Казаки начали дезертировать, а горожане бунтовать. Раздавались угрозы открыть ворота российским войскам. Но помощь уже была в дороге.

Собственных сил у Выговского было немного, верными ему и способными отправиться в поход оказались лишь 10 полковников с 16 тысячами казаков. К ним присоединились еще до полутора тысяч солдат – польских союзников и европейских наемников. Победить с такими силами россиян не представлялось возможным.

До сегодняшнего дня идут споры, сколько же войск привел с собой Трубецкой, назывались нереальные 150 и даже фантастические 300 тысяч человек, в реальности все было гораздо скромнее. Из Московского царства прибыло чуть больше 30 тысяч солдат, на месте к ним присоединились 7 тысяч промосковских казаков Ивана Безпалого.

Но в очередной раз безвыходную ситуацию спасло Крымское ханство. Правитель Мехмед Герай IV во главе 30-тысячного войска пришел на помощь гетману Выговскому. Благодаря этому силы союзников превзошли российскую армию, но Трубецкой этого не заметил и не отступил.

Поутру 8 июля крымская конница атаковала сторожевые разъезды вокруг лагерей армии Трубецкого и отошла за речку Сосновку. Вдогонку им были посланы 4 тысячи отборной московской кавалерии князя Семена Пожарского и 2 тысячи казаков Беспалого. Основные силы с артиллерией остались осаждать Конотоп.

За переправой через Сосновку стоял нуреддин Адиль Герай со своим отрядом и наемниками. Пожарский пересек речку, атаковал крымцев и с неожиданной легкостью опрокинул их. Однако воодушевленный первой победой, князь не осознал, что попал в заранее подготовленную ловушку.

Едва весь русско-казацкий отряд оказался на другом берегу, на значительном удалении от переправы, как из засады вышло все ханское войско и одним стремительным ударом уничтожило противника. Как отметил летописец, «спасся едва тот, у кого был крылатый конь».13a5356-konotop-bat

До 5 тысяч россиян под командованием Григория Ромодановского окопались возле переправы, чтобы не пустить победное крымско-украинское войско на другой берег – к лагерям, но все было бесполезно. Казаки штурмом взяли переправу, а крымская конница начала обход российских войск с тыла. Не желая попасть в окружение, Ромодановский отошел.

Весь следующий день 9 июля Выговский осаждал лагерь Трубецкого, а ночью, не желая дать противнику уйти, пошел на штурм. Но преимущество российской артиллерии не позволило реализовать этот замысел. После неудачного приступа между сторонами установилось двухдневное затишье. 12 июля Трубецкой снял осаду Конотопа и отступил. Казаки и крымцы еще дважды пытались разбить россиян, но безуспешно. 14-16 июля 1659 года побежденная армия вернулась домой.

В день решающей битвы и во время отступления Трубецкой потерял до 5 тысяч человек убитыми и пленными, Беспалый – 2 тысячи казаков. Выговский в первый день остался без тысячи казаков и 3 тысяч крымцев, а неудачные штурмы лагеря неприятеля стоили ему еще 3 тысяч казаков.

Но психологический эффект от победы был потрясающ. Как позже напишет об этом выдающийся российский историк Сергей Соловьев: «Цвет московской конницы, совершившей счастливые походы 54-го и 55-го годов, сгиб в один день! Никогда после того царь московский не был уже в состоянии вывести в поле такого сильного ополчения. В печальном платье вышел Алексей Михайлович к народу, и ужас напал на Москву. Удар был тем тяжелее, чем неожиданнее; последовал он за такими блестящими успехами! Трубецкой, на которого было больше всех надежды, «муж благоговейный и изящный, в воинстве счастливый и недругам страшный», сгубил такое громадное войско! После взятия стольких городов, после взятия столицы литовской царствующий град затрепетал за собственную безопасность: в августе по государеву указу люди всех чинов спешили на земляные работы для укрепления Москвы. Сам царь с боярами часто присутствовал при работах; окрестные жители с семействами, пожитками наполняли Москву, и шел слух, что государь уезжает за Волгу, за Ярославль».

Но как это часто бывало в украинской истории, гетман не смог воспользоваться плодами победы. Интриги полковников и деньги Москвы сделали то, чего не смогла российская армия. На раде в конце года Выговский отрекся от булавы, и казаки в очередной раз оказались в подданстве у московского царя.

Сергей Громенко, крымский историк и публицист, кандидат исторических наук

Джерело: Крым.Реалии

 

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Optionally add an image (JPEG only)